Билетная касса:

+375 17 331-16-17

Заказ билетов online

Дворжак А. Симфония №9 ("Из Нового света")

Антонин Дворжак - Симфония № 9 ми минор «Из Нового Света», op.95 / B.178


Год создания: 1893

Adagio. Allegro molto
Largo
Molto vivacе
Allegro con fuoco


90-е годы принесли Дворжаку всемирную славу. В 1890 году он с успе¬хом гастролировал в Москве и Петербурге, Карлов университет в Праге и Кембриджский в Англии удостоили его почетного звания доктора, его пригласили преподавать в Пражскую консерваторию. Четыре последние симфонии опубликованы в известных издательствах. Дворжак — желан¬ный гость в Англии, где на хоровых фестивалях исполняются его орато¬рии, кантаты, «Stabat Mater», Месса, Реквием, иногда под его управле¬нием. Он знакомит Лондон со своими симфониями, которые звучат и в Вене, и в городах Германии. А в 1891 году Дворжак получает от американской меценатки Дж. Тёрбер предложение возглавить Национальную консерваторию в Нью-Йорке: имя чешского композитора должно при¬дать блеск недавно основанному ею учебному заведению.
Поселившись недалеко от консерватории, Дворжак каждый день гу¬ляет по Сентрал-парку, любуется его огромной голубятней, вспоминая о своих голубях в саду домика в деревне Высокой в горах Южной Че¬хии, где ему так хорошо работалось. В Нью-Йорке он продолжает вести привычный образ жизни и живо интересуется быто¬вой музыкой: «Ничего нет слишком низкого и незначительного для музыканта. Гуляя, он должен прислушиваться ко всем маленьким свис¬тунам, уличным певцам, играющим на шарманке слепцам. Иногда я столь захвачен наблюдениями над этими людьми, что не могу от них оторвать¬ся, так как время от времени я улавливаю в этих обрывках темы, повто¬ряющиеся мелодии, которые звучат как голос народа». Его привлекают негритянские и индейские напевы, песни американских композиторов в народном духе, прежде всего Стивена Коллина Фостера. Молодой не¬гритянский композитор Харри Такер Берли знакомит его со спиричу¬элс: «Они так патетичны, страстны, нежны, меланхоличны, дерзки, ра¬достны, веселы... В любом музыкальном жанре может быть использован этот источник». И Дворжак действительно использовал их в различных сочинениях, написанных в Америке — струнном квартете и квинтете, скрипичной сонате и, конечно, симфонии.
Первым и самым крупным произведением, созданным на американ¬ской земле, стала симфония ми минор. Ее наброски появились через не¬сколько месяцев после приезда, 20 декабря 1892 года, а на последнем, 118-м листе рукописной партитуры написано: «Fine. Хвала Богу. Закон¬чено 24 мая 1893 года». Премьера состоялась в знаменитом зале Карнеги-холл в Нью-Йорке 15 декабря 1893 года. Дирижировал известный немецкий дирижер А.Зейдль. Как писал Дворжак, «успех симфонии был столь велик, что в газетах говорилось — еще никогда ни один компози¬тор не знал такого триумфа. Люди аплодировали так долго, что я дол¬жен был благодарить как король!?»
Национальная консерватория вручила автору премию в 300 долла¬ров из своего фонда наград за «оригинальную симфонию». Она была повторена на следующий день и затем до конца года прозвучала еще дважды в другом городском зале, в Бруклине. В начале следующего года симфония была опубликована крупнейшим берлинским издатель¬ством Зимрока, причем корректуру правил не Дворжак, находившийся за океаном, а его друг и покровитель Брамс. Когда-то открывший нико¬му не известного чешского композитора и рекомендовавший его своему издателю, Брамс трогательно продолжал помогать Дворжаку. Посколь¬ку Зимрок издал три из написанных Дворжаком семи симфоний, а лон¬донский издатель Новелло — еще одну, то последняя симфония, ми ми¬нор, получила при первом издании № 5. Сам композитор считал ее то ли восьмой, то ли седьмой, полагая первую симфонию утерянной. Об этом свидетельствует титульный лист рукописи партитуры: «"Из ново¬го света" ("From new world"). Симфония № 8». Лишь в середине XX века последняя симфония стала именоваться Девятой.
Она является вершиной симфонического творчества Дворжака и рез¬ко отличается от всех предшествующих. Как признавался сам компози¬тор, «влияние Америки каждый, у кого есть нос, должен почуять в сим¬фонии». Или: «Это сочинение я никогда бы так не написал, если бы не видел Америки». Действительно, в мелодических, гармонических, ладо¬вых, ритмических оборотах, даже в оркестровой окраске некоторых тем можно услышать характерные особенности американской музыки, хотя композитор не цитировал фольклорных образцов. «Я стремился воспро¬извести в моей симфонии особенности негритянских и индейских мело¬дий. Я не взял ни одной из этих мелодий ... Я просто писал собственные темы, включая в них особенности музыки негров или индейцев, и когда я эти темы использовал, то применял все достижения ритмики, гар¬монизации, контрапункта и оркестровых красок для их развития», — разъяснял Дворжак. Впоследствии не раз писали о цитировании в сим¬фонии одной широко популярной американской песни, не подозревая о парадоксе, с которым нередко сталкиваются фольклористы. Американ¬ский ученик Дворжака У.А.Фишер обработал тему медленной части для баритона и хора на собственный текст, и вся Америка запела эту песню, не зная о ее происхождении. В то же время показательно утверж¬дение Дворжака: «Где бы я ни творил — в Америке или Англии, — я всегда писал истинно чешскую музыку». Это слияние исконно чеш¬ских и новых американских истоков придает стилю последней симфо¬нии композитора уникальный характер.
Принципы сквозной драматургии, уже намеченные в Восьмой симфо¬нии, явились основой построения Девятой. Четыре части цикла объеди¬нены лейтмотивом (главной партией первой части), в финале возвращаются темы всех предшествующих частей. Такие приемы построения встречаются уже в Пятой и Девятой симфониях Бетховена, но последо¬вательно применяются в симфониях конца века — современницах Девя¬той Дворжака (достаточно назвать симфонии Франка и Танеева).
По материалам статьи А.Кенигсберг (http://www.belcanto.ru/s_dvorak_9.html)