Билетная касса:

+375 17 331-16-17

Заказ билетов online

Карлович Мечислав (1876-1909)

Карлович Мечислав (1876-1909)

Карлович (Karlowicz) Мечислав (11 XII 1876, Вишнево, Литва - 8 II 1909, Закопане) - польский композитор и дирижёр. Сын Яна К. (1836-1903), этнолога-славиота, композитора-любителя и виолончелиста, выступавшего в России и Польше. Учился игре на скрипке у Ф. Розенкранца в Гейдельберге (с 1885) и у С. Барцевича (с 1887) в Варшаве, где также изучал композицию под рук. П. Машиньского, Г. Рогуского и З. Носковского. В 1895 изучал естеств. науки в Варшавском университете. В 1896-1900 занимался композицией под рук. Г. Урбана, а также философией и историей музыки в ун-те в Берлине (там он писал печатавшиеся в Варшаве статьи о конц. жизни, особо выделяя произв. П. И. Чайковского и С. И. Танеева). В 1900 возвратился в Варшаву, в 1902 организовал при Варшавском муз. об-ве любительский симф. оркестр, с к-рым выступал как дирижёр (в 1905-06 гл. дирижёр). В 1903-04 дирижировал в Вене и Берлине авторскими концертами. С 1906 К. - участник группы "Молодая Польша", оказавшей большое влияние на его мировоззрение. В 1906 учился дирижированию у А. Никиша в Лейпциге. Погиб в Татрах (был засыпан снежной лавиной). К. наряду с К. Шимановским - наиболее выдающийся польский композитор нач. 20 в. Ему принадлежит первая польская программная симфония - "Возрождение" и ряд программных симф. поэм.
В музыке К. ощущается влияние П. И. Чайковского ("Серенада" для струн. оркестра и др. ранние произв.), проявляющееся в особой выразительности лирич. начала, к-рое доминирует даже в виртуозных произв. (в т. ч. в скр. концерте, 1902), а также в характере гармонии и оркестровки; в обращении к жанру программной симф. поэмы заметно воздействие Р. Штрауса. Поэма "Эпизод на маскараде" ("Epizod na maskaradzie", 1908-09) написана на сюжет повести "Три встречи" Тургенева - любимого писателя К. (не была завершена К.; закончена и инструментована Г. Фительбергом в 1911). В использовании рус. лит-ры проявился воспринятый от отца интерес к рус. культуре. В основу симф. поэм К. (наиболее значит. - "Станислав и Анна Осьвенцимы", 1906-07) положена форма сонатного allegro, где гл. темы приобретают значение лейтмотивов, в преобразовании к-рых важную роль играют тембровые средства. Приёмы вариационного развития способствуют композицион. цельности его симф. поэм. К нар. материалу К. почти не обращается; лишь в "Литовской рапсодии" использован литовско-белорус. муз. фольклор. Вок. лирика К. (гл. обр. произв. раннего периода творчества) отличается мелодич. богатством; в песнях К. заметны влияния Ф. Шопена, С. Монюшко, а также Ф. Листа.
К. выступал в печати как музыкальный писатель и критик (статьи о Ф. Шопене, русских и зарубежных композиторах, старых польских скрипках), а также со статьями об альпинизме (был одним из первых пропагандистов польского альпинизма и лыжного спорта).

Сочинения: для орк. - симфония Возрождение (Odrodzenie, op. 7, 1901-02), 7 симф. поэм, в т. ч. Возвращающиеся волны (Powracajace fale, op. 9, 1903-04), симф. триптих Извечные песни ((Odwieczne piesni, 1904-06): Песнь о вечной тоске (Piesn о wiekuistej tesknocie), Песнь о любви и смерти (Piesn о milosci i smierci), Песнь о всебытии (Piesn о wszechbycie)), Литовская рапсодия (Rapsodia litewska, 1906), Грустная повесть, или Прелюдия о вечности (Smutna opowiйsc..., 1908); камерные соч. - менуэт для струн. квартета (1895), пьесы для скр. и фп.; для фп. - соната и сонатина, 2 фуги (впервые по рукоп. фуга 1897 издана в СССР) и миниатюры; 2 марша для дух. орк.; романсы, 24 песни на сл. польских поэтов (К. Тетмайера, З. Красиньского и А. Асныка); вок. ансамбли; музыка для т-ра - симф. прелюдия и интермеццо из музыки к драме Ю. Новиньского "Белая голубка" (1900, Варшава),

Литературные сочинения: Niewydane dotychezas pamiatki po Fr. Chopinie, Warsz., 1904; Zyciorys Moniuszki, "Echo Muzyczne, teatralne i artystyczne", 1900, No 49; Henryk Urban, там же, 1900, No 52; Notatki о dawnych polskich skrzypcach, "KM", 1911, No 1-2, и др.

З. Лиcca.

Музыкальная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, Советский композитор. Под ред. Ю. В. Келдыша. 1973—1982.


Род Карловичей — из Минской губернии. Принадлежавшие ему имения были разбросаны по территориям нынешних Беларуси и Литвы.

Мечислав Карлович рано стал признанным виртуозом. Скрипичной игре и композиции он учился в Гейдельберге, Варшаве и Берлине. Первые два благотворительных концерта дал в 1895 и 1896 годах в Пинске. Сохранилось письмо одного из слушателей музыковеду и биографу композитора Адольфу Хыбинскому, в котором говорится, что на концерт съехалась вся окрестная элита: «Энтузиазм в зале был большой. На лице бледного, деликатного парня–виртуоза я увидел озабоченную улыбку, мне казалось, что Карлович не знает, что делать с этим энтузиазмом зала — бисировал, однако бисировал, кажется мне, неохотно, сдержанно, вероятно, больше из–за вежливости, ради сияющей тетушки, чем для залы, ибо не верил, казалось, в искренность ее энтузиазма».

Таким скромным и замкнутым Карлович был и в повседневной жизни в Варшаве, где в 1902 году организовал симфонический оркестр при Варшавском музыкальном обществе, а затем стал его главным дирижером. Одновременно начал продуманную, целенаправленную работу над собственными песенными, инструментальными и симфоническими произведениями. Готовясь к ней, он записывал, приезжая в Вишнево (насколько я смог установить, последнее письмо, отправленное отсюда, датируется 1903 годом), белорусские народные песни. Их мотивы зазвучали прежде всего в «Литовской рапсодии» (1906) и доводившем «публику и оркестр до редкого энтузиазма» симфоническом триптихе «Извечные песни» (1906), где традиции польской и западноевропейской музыки органически, по признанию исследователей, сочетаются с белорусскими фольклорными элементами.

Мечиславом Карловичем владели две стихии: музыка и восхождение в горы. К восхождениям он относился весьма серьезно: тренировался под наблюдением опытных горцев, сам возглавлял походы. 8 февраля 1909 года в одиночку отправился он на лыжах в горы, прихватив с собой фотоаппарат. Но напрасно мать ждала его в Закопане, у подножия гор. Назавтра спасатели отправились на поиск, через два дня около северного склона Малого Костельца нашли лыжный след, оборванный снежной лавиной, откопали и спустили вниз бездыханное тело. На проявленной пленке обнаружили два зимних пейзажа…

Сегодня на том месте, где случилась трагедия, стоит памятный камень. На нем — латинская надпись: «Non omnis moriar» («Не весь умру» — слова из оды Горация).

по материалам статьи А.Мальдиса «Отец симфонизма» (газета «Беларусь сегодня», 01.02.2009)