Билетная касса:

+375 17 331-16-17

Заказ билетов online

Заслуженный артист Республики Беларусь Юрий Николаевич Гильдюк: за 35 лет Белгосфилармония стала моим домом

Для заслуженного артиста Республики Беларусь Юрия Гильдюка нынешний год богат на юбилеи: во-первых, он отпразднует 70-летие, во-вторых — 50 лет творческой деятельности, в-третьих — уже целых 35 лет трудится художественным руководителем Белгосфилармонии, а еще вместе с супругой Ольгой Савицкой отмечает золотую свадьбу. С юбиляром поговорила корреспондент агентства «Минск-Новости».

Заместитель гендиректора по организации зрителя и филармонической деятельности Андрей Лаптенок, музыковед Виктор Скоробогатов, Ольга Савицкая и Юрий Гильдюк

— Юрий Николаевич, говоря о времени работы в Белгосфилармонии, вы называете себя рекордсменом. Почему?

— Потому что для стран постсоветского пространства это рекордные цифры. Конечно, 35 лет — большой срок, но не думаю, что годы потеряны зря. Было многое, в том числе очень сложные времена. Но мы ничего не потеряли. И сегодня в филармонии работают целых 19 музыкальных коллективов.

— До того как пришли в Белгосфилармонию, вы трудились заведующим кафедрой концертмейстерского мастерства в тогда еще консерватории. Легко ли далось решение сменить место работы?

— В филармонию пришел еще совсем молодым человеком — в 34 года. До этого на протяжении 7 лет возглавлял кафедру концертмейстерского мастерства. Решение о смене места далось трудно, размышлял над ним целых четыре месяца. В то время уже играл в филармонии, был солистом, меня приглашали на концерты. Многие говорили: там слишком много эстрады, нужно, чтобы музыкант взял все в свои руки. Когда пришел, то увидел разруху. На всех, в том числе на симфонический оркестр, зарабатывали «Верасы», «Песняры»… Ездили в «чёсы» по просторам Советского Союза. Коллективы отсутствовали месяцами. Я был молодым, энергичным, и мне удалось это ликвидировать. Хотел, чтобы филармония стала не просто собранием исполнителей, работающих в разных жанрах, но и носителем высокого искусства, академической музыки. Главное, что это удалось сделать, не поссорившись с руководителями эстрадных коллективов, например с Владимиром Мулявиным, и разойтись с ними по разным дорогам.

— А как удалось остаться на плаву, если они были кормильцами филармонии?

— Сначала помогало государство, потом и сами стали зарабатывать. Были разные обстоятельства, взаимоотношения и размер зарплат… Выстоять удалось благодаря выдающимся личностям, которые могли и делали вопреки всему. У нас работали талантливые дирижеры Юрий Ефимов, Виктор Дубровский, Виталий Катаев. Привлекая одаренных руководителей, удалось сохранить коллективы. Понимаете, ведь без Анатолия Кашталапова не было бы ансамбля народной музыки «Свята», без Валентины Гаевой — «Хорошек», без Валентина Дудкевича — Государственного ансамбля танца Беларуси, без Михаила Дриневского — Национального академического народного хора Республики Беларусь им. Г. И. Цитовича.

— Когда началась перестройка, вас снова ждали непростые времена?

— Да, особенно тяжело пришлось в конце 1980-х — начале 1990-х. Тогда из симфонического оркестра за границу уехали сразу 39 человек — кто в Израиль, кто в США. Лучшие, «калиброванные». Но простоя из-за этого у нас не случилось. С молодыми кадрами помогла консерватория. Непросто пришлось во время реконструкции филармонии. Она началась в 2001-м и длилась пять лет. Тогда вместо крыши зияла дыра. Приходилось в буквальном смысле стеречь дорогие инструменты, чтобы строители чего-нибудь не испортили. Ведь один орган стоил больше, чем вся филармония! Я оставался в помещении кассы — это было единственное место, куда не просачивался дождь. Репетировать тогда приходилось где попало — в любых концертных залах и даже в детском саду.

На творческом вечере композитора Виктора Копытько, начало 1990-х.

— Зато после этого филармония изменилась до неузнаваемости: мраморный пол, новые потолки, идеальная акустика…

— Конечно, большое счастье, что у нас есть собственный концертный зал. Раньше в нашем распоряжении был еще Костел Святого Роха (пр. Независимости, 44а), теперь он нам не принадлежит. Тем не менее нашли возможность во время реконструкции сделать у себя маленький камерный зал. Я сразу определил ему название — имени Г. Ширмы. Такие площадки нам очень помогают: организуем концерты, продаем билеты. Конечно, хотелось бы, чтобы все выступления были аншлаговыми.

После реконструкции в 2004 году количество мест в Большом зале было сокращено до 688, а также открыли Малый зал им. Г. Ширмы на 190 мест.

— Многие ли филармонии на постсоветском пространстве могут похвастаться таким количеством музыкальных коллективов, как у вас?

— Нет, минская филармония одна из самых мощных на просторах СНГ. У нас три оркестра, два хора, пять ансамблей… Коллективы известны не только в Беларуси, они гастролируют. И мы очень рады, что о нашей стране знают не только благодаря спортивным победам.

— Свое 70-летие вы планируете отметить снова-таки на работе — юбилейным вечером, который пройдет 15 мая. Много ли для вас значит филармония?

— Могу говорить о ней бесконечно. Ведь это мой дом. Тут я и работаю, и живу, и общаюсь с музыкантами. Для меня это и университет, поскольку учусь не только у великих гастролеров, но и у своих учеников.

https://minsknews.by/pianist-yuriy-gildyuk-za-35-let-belgosfilarmoniya-stala-moim-domom/