Билетная касса:

+375 17 331-16-17

Заказ билетов online

Вечер камерной музыки: 160 лет со дня смерти Роберта Шумана

Дата: 26.03.2016 начало в 19:00
Категория: Камерная музыка

Вечер камерной музыки
160 лет со дня смерти Роберта Шумана (1810-1856)
Исполнители -
Семен Денисов фортепиано (Санкт-Петербург)
Дмитрий Зубов фортепиано (Санкт-Петербург)
Илона Лесь виолончель
Алексей Афанасьев виолончель
Павел Кузюкович валторна

В программе:
I отделение
Роберт Шуман (1810-1856)
– «Детские сцены» для фортепиано, ор. 15
«О чужих странах и людях»
«Курьезная история»
«Горелки»
«Просящий ребенок»
«Полное удовольствие»
«Важное событие»
«Грезы»
«У камина"
«Рыцарь на деревянной лошадке»
«Почти серьезно»
«Страхи»
«Засыпающий ребенок»
«Поэт говорит»

– Токката для фортепиано, ор. 7

Йоганнес Брамс (1833-1897)
– Вариации на тему Р.Шумана для фортепиано в четыре руки, ор. 23

II отделение
Роберт Шуман
– «Gesaenge der Fruehe» («Утренние песни»), ор. 133
Посвящается Возвышенной поэтессе Беттине (Hohen Dichterin Bettina von Arnim).
Im ruhigen Tempo
Belebt, nicht zu rasch
Lebhaft
Bewegt
Im Anfange ruhiges, im Verlauf bewegtes Tempo

– Andante и Вариации для двух фортепиано, двух виолончелей и валторны, ор. 46

Проливать свет в глубины человеческого сердца —
таково призвание художника.
Р. Шуман

П.Чайковский считал, что будущие поколения назовут XIX век шумановским периодом в истории музыки. И действительно, музыка Шумана запечатлела главное в искусстве его времени — ее содержанием стали «таинственно-глубокие процессы духовной жизни» человека, ее назначением — проникновение в «глубины человеческого сердца».
Творчество Шумана обозначило зрелый этап музыкального романтизма с его обостренным вниманием к воплощению сложных психологических процессов человеческой жизни. Фортепианные и вокальные циклы Шумана, многие из камерно-инструментальных, симфонических произведений открыли новый художественный мир, новые формы музыкального выражения. Музыку Шумана можно представить себе как череду удивительно емких музыкальных мгновений, запечатлевающих изменчивые и очень тонко дифференцированные душевные состояния человека.
Вместе с углублением во внутренний мир в творчестве Шумана происходил и другой не менее важный процесс: расширялись рамки жизненного содержания музыки. Сама жизнь, питая творчество композитора разнообразнейшими явлениями, вносила в него элементы публицистичности, острой характерности и конкретности. Шуман признавался, что его «волнует все, что происходит на белом свете, — политика, литература, люди; обо всем этом я раздумываю на свой лад, и затем все это просится наружу, ищет выражения в музыке».
Романтическая необычность музыкальных образов и композиций, страстность, которую Шуман вносил во всю свою деятельность, тревожила сонный покой немецких филистеров. Не случайно творчество Шумана замалчивалось прессой и долго не находило признания на его родине. Жизненный путь Шумана складывался сложно. С самого начала борьба за право стать музыкантом определила напряженную и подчас нервную атмосферу его жизни. Крушение мечтаний сменялось порой внезапным осуществлением надежд, минуты острой радости — глубокой подавленностью. Все это и запечатлелось в трепетных страницах шумановской музыки.

Все характерное, чисто «шумановское» с наибольшей яркостью воплотилось в его фортепианной музыке.
Среди фортепианных циклов Роберта Шумана особое место занимают «Детские сцены», ор. 15 (1838). Непритязательный внешне замысел (сюита характерных пьес, навеянных темой детства) содержит, как это всегда бывает у Шумана, второй план. Вот как он сам объяснял идею «Детских сцен» Кларе Вик: «Это был словно отзвук на слова, которые ты мне как-то написала: Порою я могу показаться тебе ребенком, — ... я был поистине окрылен и написал 30 маленьких забавных вещей, из которых отобрал около дюжины и назвал их Детскими сценами. Ты обрадуешься им, но, конечно, должна будешь забыть о себе как о виртуозной пианистке». «Детские сцены» оказываются еще одним музыкальным признанием в любви Кларе и навеяны ее образом, воспоминанием о ее детстве и о тех часах, которые проводил молодой ученик Фридриха Вика, играя с его детьми Кларой и Альвином в 1830 г. Воспоминания эти имели особенную ценность и для Клары, писавшей Шуману в ответ после получения «Детских сцен»: «Как много заключено в твоих звуках, как понимаю я их! Весь твой мир открывается в этих пьесах».

Токката ор. 7 стоит несколько особняком в творчестве Шумана. Исключительно трудная по своей фортепианной технике, она может служить образцом великолепного виртуозного стиля. Шумановская Токката — камень преткновения для самых блестящих пианистов-виртуозов.

«Утренние песни» для фортепиано ор. 133 – одно из последних произведений Шумана. Эскизная запись всех пяти датируется 18 октября 1853 года. В музыке можно уловить легкое сходство с сочинениями молодого Иоганнеса Брамса, с которым Шуман был тогда дружен. В связи с «Утренними песнями» Шуман сделал в дневнике запись: «К Диотиме». Диотима – жрица в аркадском городе Мантинея, некогда поведавшая Сократу о сущности Эроса. На рубеже XVIII–XIX веков она стала героиней стихов и исповедальной прозы Фридриха Гёльдерлина – гимнов вечной, божественной любви.

Вечер камерной музыки: 160 лет со дня смерти Роберта Шумана