Билетная касса:

+375 17 331-16-17

Заказ билетов online

Вечер скрипичной музыки

Дата: 17.10.2015 начало в 19:00
Категория: Камерная музыка

«Музыкальная гостиная»
Художественный руководитель – Татьяна Старченко

Вечер скрипичной музыки

лауреаты международных конкурсов
Артём Шишков скрипка
Даша Мороз фортепиано
В программе:
Й.Брамс – Соната №1 для скрипки и фортепиано, op.78
С.Прокофьев – Соната №2 для скрипки и фортепиано, op.94
Д.Шостакович – Соната для скрипки и фортепиано, op.134

В программе:
I отделение
Йоганнес БРАМС (1833-1897)
– Соната №1 Соль мажор для скрипки и фортепиано, op.78
Vivace ma non troppo
Adagio
Allegro molto moderato

Сергей ПРОКОФЬЕВ (1891-1953)
– Соната №2 Ре мажор для скрипки и фортепиано, op.94 bis
Moderato
Скерцо. Presto
Andante
Allegro con brio

II отделение
Дмитрий ШОСТАКОВИЧ (1906-1975)
– Соната ре минор для скрипки и фортепиано, ор.134 (посв. Д.Ф.Ойстраху)
Andante
Allegretto
Largo

Соната для скрипки и фортепиано № 1 Соль мажор Йоганнеса Брамса создавалась под впечатлением известия о смерти Феликса Шумана – сына композитора Роберта Шумана, с семьей которого Брамса связывала многолетняя дружба (1879 год). Автобиографическую направленность сонаты выявляет включение тем брамсовских песен, созданных на слова Феликса Шумана и Клауса Грота – поэта, чьи стихи наиболее соответствовали мировосприятию композитора.
В основе замысла произведения – столкновение юной жизни и смерти. Содержание песен определяет «программу» сочинения: Брамс цитирует мотивы из цикла «Песни юности»; тему «Песни дождя», связанной с воспоминаниями о навсегда утраченном детстве, вызываемыми стучащими в окно дождевыми каплями – в песне «Эхо» эти капли сравниваются со слезами... «Слезная» символика гармонирует с движением траурной процессии в первой части, контрастом к которой выступает состояние просветленного покоя во второй. Тема второй части появляется и в заключении необычного для мажорной сонаты скорбного финала, принося с собой успокоение.
Соната №2 Ре мажор для скрипки и фортепиано Сергей Прокофьева представляет собой вариант Сонаты op. 94 для флейты и фортепиано. Она была закончена в 1944 году и впервые исполнена в Москве 17 июня 1944 года Д.Ойстрахом и Л.Обориным. Идея переложить флейтовую сонату для скрипки была подсказана композитору Д.Ф.Ойстрахом.
«Услышав впервые флейтовую сонату Прокофьева,- вспоминает Ойстрах,- я понял, что она прекрасно будет звучать на скрипке, но необходима переработка партии флейты. По договоренности с Сергеем Сергеевичем я сделал несколько вариантов для каждого места, которое, по-моему, следовало изменить. Прокофьев красным карандашом отмечал наилучший с его точки зрения вариант... в итоге соната получилась более концертной по сравнению с её первоначальным вариантом. В частности, Скерцо, по-моему, стало более виртуозным. В финале произошли незначительные изменения: многое, даже лиги, сохранились нетронутыми».
С.С.Прокофьев пишет по этому поводу: «Мы с Давидом Ойстрахом, одним из наших лучших скрипачей, сделали скрипичный вариант сонаты. Это оказалось нетрудной работой, так как выяснилось, что партия флейты удобно складывается для скрипичной техники. Количество изменений в партии флейты было минимальное, и они коснулись главным образом штрихов. Фортепианная партия же осталась неизменной».
Если Первая скрипичная соната – грандиозное эпическое полотно, то Вторую можно уподобить тончайшему изделию художника-миниатюриста. Ей свойственны безоблачная ясность, улыбчивая лирика, но не чуждо и остро-характерное, подчас озорное, по-прокофьевски «задиристое» начало.
«Мне хотелось,- указывает Сергей Сергеевич,- чтобы соната звучала в светлых и прозрачных классических тонах». Действительно, это произведение лишено острых драматических коллизий, непримиримых образных конфликтов. В слегка шутливом, порой ироническом, а порой и вполне серьезном тоне автор как бы обращается к своему современнику с рассказом о «добром старом времени»: «Какая большая умная сила,- словно говорит он,- таится в этом, подчас кажущемся нам наивном, вышедшем из моды искусстве!» Как и в других образцах классицисткой линии прокофьевского творчества, секрет обаяния сонаты заключен в прихотливой смене едва ощутимых оттенков серьезности и юмора, в сплаве «ретроспективного» с современным. Строжайшая классическая структура (например, в первой части- повторение экспозиции, доминантовое соотношение главной и побочной партий, почти буквальное повторение и тональное объединение всех тем в репризе), четкость граней внутри каждой части, предельная лаконичность тем, прозрачность фактуры сосуществуют с такими современными приемами, как мажоро-минорная «перекраска» (начало сонаты, побочная партию I части, главная партия финала), внезапные «сползания» на полутон, тон и т.п.

Соната ре минор для скрипки и фортепиано ор. 134 – единственная соната Дмитрия Шостаковича для такого состава, написанная в 1968 году в Москве. Соната сочинена «в честь 60-летия Давида Ойстраха». Ему же и посвящена.
Первое исполнение состоялось 3 мая 1969 г. в Москве. Скрипичную партию исполнил Давид Ойстрах, а партию фортепиано – Святослав Рихтер.
Существует также любительская запись самого Шостаковича, сделанная в его доме, – вероятно, последний звуковой документ композитора, который, несмотря на далеко зашедшую слабость рук, вместе с Давидом Ойстрахом в совершенстве исполнил новое произведение.
Соната имеет необычное построение: две крайние части выдержаны в спокойном темпе, полны раздумий, тревоги и надвигающейся угрозы. Лишь в третьей части движение мысли обостряется, напоминая предсмертную агонию. Средняя часть – быстрая, порывистая, уносящаяся мысль, которая отзовётся во второй части следующего, 135 опуса композитора (в Четырнадцатой симфонии), способствуя более ясному пониманию сонаты и замысла Дмитрия Шостаковича.

Вечер скрипичной музыки