Білетная каса:

+375 17 396-16-17

Замаўленне квіткоў
Год качества

Московский Синодальный хор

Синодальный хор был одним из старейших профессиональных хоров в России. До 1589 года он был хором киевских, затем владимирских и московских митрополитов. В XV веке кафедра русских митрополитов была перенесена из Владимира в Москву и основным местом службы митрополичьих певчих дьяков стал Успенский собор Московского Кремля. При учреждении в России патриаршества (1589) хор переименовали в Патриарший. Наряду с хором Государевых Певчих дьяков, Патриаршие певчие дьяки участвовали как в торжественных богослужениях, так и в важнейших государственных церемониях. С упразднением патриаршества и учреждением Синода в 1721 году Патриаршие певчие дьяки были переименованы в Синодальный хор, который продолжал петь за службами в Успенском соборе.

Первоначально в состав хора Патриарших певчих дьяков входили только певцы-мужчины.  В XVII веке Патриарший хор одним из первых освоил пришедшую с запада линейную нотацию и партесное пение (то есть «пение по партиям» многоголосных партитур), в связи с чем в его составе появились детские голоса (альты и дисканты).

С переходом столицы из Москвы в Петербург, первенство надолго закрепляется за другим старейшим хором – Придворной Певческой капеллой, преобразованной при Петре I из хора Государевых певчих дьяков. В истории же Синодального хора наступает период упадка, на его содержание выделяются весьма скудные средства. К 1763 году количество певцов по указу императрицы Екатерины II снизилось до 26 человек, однако в 1767 году в Синодальный хор были официально введены детские голоса, а состав увеличился до 38 человек. В то время, когда репертуар Придворной певческой капеллы отражал музыкальные вкусы двора, Синодальный хор сохранял старинные традиции Успенского собора, имевшего свой богослужебный устав и свод распевов.

Обучение певчих велось при Синодальном хоре с давних времен. Младшие певчие дьяки учились у дьяков-мастеров. В первой половине XIX века было решено обучать малолетних певчих общеобразовательным, церковным и музыкальным наукам в училище при хоре под наблюдением педагога и регента. В 1886 году училище было преобразовано в среднее восьмиклассное духовно-певческое учебное заведение, учрежден наблюдательный совет, регентом Синодального хора стал В.С.Орлов. Основу успешного реформирования училища заложил С.В.Смоленский, назначенный на пост директора в 1889 году. Этот ученый, знаток древнерусского церковного пения, талантливый педагог объединил вокруг себя, вдохновил и воспитал целое поколение музыкантов – исполнителей и композиторов духовной музыки Московской школы или Нового направления. Среди них А.Д.Кастальский, Н.М.Данилин, П.Г. и А.Г.Чесноковы, А.В.Никольский, Вик.С.Калинников, Н.С.Голованов, К.Н.Шведов, А.Т.Гречанинов, С.В.Рахманинов и многие другие. Основой Нового направления в духовной музыке стало возвращение к мелодизму древних распевов, освоение и претворение его в современных формах. Большинство композиций были написаны специально для исполнения высококвалифицированным Синодальным хором.

Директорами училища и хора после С.В.Смоленского были В.С.Орлов, С.Н.Кругликов, А.Д.Кастальский, регентами хора после В.С.Орлова – А.Д.Кастальский и Н.М.Данилин. Под их руководством училище и хор достигли своего расцвета.

В составе хора в 1890 году были 25 мужчин и 45 мальчиков. В 1895 году Синодальный хор выступил в Москве с циклом исторических концертов из духовных сочинений русских композиторов от В.П.Титова до П.И.Чайковского. В репертуар хора входили также и сложнейшие произведения светской музыки, в том числе Месса си-минор И.С.Баха. В 1910-х годах прошли триумфальные гастроли хора в Западной Европе.

После восстановления в России Патриаршества в 1917 году, хор сохранил своё, ставшее уже историческим имя. На Пасху в 1918 году Кремлёвские соборы были закрыты, Синодальное училище упразднено, хор прекратил существование.

К тому времени сама преемственность церковно-певческой традиции была на грани исчезновения. Многие храмы были разрушены или закрыты. Регенты и певчие – кто репрессирован, кто сменил профессию, и казалось бы, некогда процветавшее искусство церковного пения оставалось в основном в воспоминаниях современников. В разгар гонений в Москве практически не осталось профессиональных церковных хоров. Некоторые из выпускников Синодального училища – К.А.Пасхин (1900–1970), Н.С.Данилов (1895–1971), И.М.Харитонов (1887–1973) – продолжали своё служение в приходских храмах старой Москвы, сохраняя исполнительские традиции, заложенные в Синодальном хоре.

Послевоенные годы принесли некоторые послабления со стороны властей в отношении церковного пения. Знаменательным событием стал концерт Патриаршего хора под управлением В.С.Комарова, с солистами Большого театра И.С.Козловский, Н.Д.Шпиллер, состоявшийся 16 июля 1948 года в Большом зале Московской Консерватории. Комаров охотно работал с «синодалами», чтил их традиции, часто встречался с Н.С.Даниловым и К.А.Пасхиным, консультировался с Н.М.Данилиным. Одним из центров возрождения хорового пения становится вновь открытый храм «Всех скорбящих Радосте» на Большой Ордынке. После открытия Скорбященского храма в 1948 году, вместе с настоятелем протоиереем Михаилом, будущим архиепископом Киприаном (Зерновым), из подмосковного храма в Тарасовке на Ордынку перешёл регент Николай Васильевич Матвеев. Основу нового хора составили певчие, работавшие с ним в поселке Тарасовка.

Основу репертуара нового хора составили духовные произведения в основном Московской школы Нового направления. Хор Матвеева возродил старую традицию Синодального хора – ежегодное исполнение Литургии П.И.Чайковского в день кончины великого композитора.

Важным этапом стала новая традиция, введенная регентом Матвеевым в храме на Ордынке. Весной, в день рождения С.В.Рахманинова, за богослужением исполнялось его «Всенощное бдение», история создания которого неразрывно связана с Синодальным хором. Несмотря на необычайный успех в концертах Синодального хора, как церковное сочинение оно так и не вошло в литургическую практику. В 1965 году Государственным Академическим Русским хором СССР под управлением А.В.Свешникова была произведена одна из лучших записей «Всенощного бдения» С.В.Рахманинова. Николаю Васильевичу Матвееву и его хору принадлежит заслуга воцерковления этого сочинения.

За годы деятельности хора храма «Всех скорбящих Радосте» под управлением Матвеева были осуществлены записи русской духовной музыки и издание пластинок, которые в те годы, являясь проповедью веры и глотком свежего воздуха, и сейчас остаются высоким образцом церковно-певческого искусства. К сожалению, после кончины Николая Васильевича в 1992 году многие заложенные им традиции были прерваны. Нотная библиотека Скорбященского клироса утеряна, а хор значительно сокращен.

Весной 2009 года, с назначением настоятелем храма «Всех скорбящих Радосте» митрополита Илариона (Алфеева), возникла идея восстановить некогда знаменитый на всю Москву хор. Регентом назначен заслуженный артист России Алексей Пузаков, который в 1980-х годах управлял левым клиросом Скорбященского храма, работая под началом Н.В.Матвеева. Творчество этого мастера стало для молодого регента краеугольным камнем и ориентиром в его дальнейшем церковно-музыкальном творчестве.

В день памяти Святителя Московского Петра 3 января 2010 года, после богослужения в Успенском соборе, на котором пел хор храма «Всех скорбящих Радости», Патриарх Московский и всея Руси Кирилл благословил возродить историческое имя Московского Синодального хора на базе церковного коллектива под управлением Алексея Пузакова.

***

Алексей Александрович Пузаков родился в Москве в мае 1966 года. Детство и юность будущего церковного дирижера прошли на Тверском бульваре и около Патриарших прудов, где жили его родители Александр Федорович Пузаков и Маргарита Николаевна Богданова.

Алексей рос в обычной для 60-70-х годов семье добрых, скромных, образованных, но тогда еще  далеких от веры русских людей и с детства, как и многие его сверстники, не был крещен. С первого по восьмой класс учился в известной в кругах московской творческой интеллигенции школе № 31 в Леонтьевском переулке (в те годы – улица Станиславского). Атмосфера школы и круг общения способствовали увлечениям, связанным с искусством театра, поэзией, литературой и музыкой. Однако специального музыкального образования Алексей не получил, не считая участия в десятилетнем возрасте в детском духовом оркестре и любви к любительскому пению и музицированию. Семья часто проводила выходные, посещая музеи, концертные залы и памятники истории и культуры, к которым относились закрытые, а иногда отчасти действующие монастыри и храмы.

По рассказу Алексея, в его памяти осталось очень яркое впечатление от посещения в холодный зимний день Троице-Сергиевой лавры. Древние полутемные храмы, таинственные лики, иконы, мерцание разноцветных лампад – рождали в душе необъяснимое щемящее чувство причастности к неведомому и где-то в глубине подсознания родному горнему миру. По дороге в Лавру сильно разболелись зубы. Родители набрали святой воды в надкладезной часовне и дали попить – боль неожиданно прошла. Алексею было лет девять, и это осталось в памяти как нежданное благодеяние, нечаянная радость от доброго, но еще неведомого Бога.

В переходном возрасте пришло увлечение Достоевским. Любимой книгой стал роман «Братья Карамазовы», где нет однозначно положительных и отрицательных героев, но сам сюжет расставляет все по своим местам.

Действующих храмов в те годы в Москве было немного. В шестнадцатилетнем возрасте Алексей, увлеченный театром, неожиданно для себя попал на богослужение Страстной седмицы с чтением Двенадцати Евангелий в храм иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке. Необыкновенная красота и глубина службы, приглушенный свет, тихое стройное пение  знаменитого Матвеевского хора – все поразило и не позволило уйти из храма до окончания богослужения, хотя и было непонятным по букве. В душе утверждалось чувство возвращения в Отчий дом. Вся предыдущая жизнь показалась пустой и бессмысленной. На следующий день – в Великую пятницу Алексей пошел на вынос Плащаницы в ближайший  храм Воскресения в Брюсовом переулке (тогда – улица Неждановой). Служил архиепископ Волоколамский Питирим (Нечаев) с длинной седой бородой и необыкновенно красивым лицом.

 Потом была Пасха, Троица, праздник преподобного Сергия с многотысячным молебном на Лаврской площади, Успение Богородицы. 4 сентября 1982 года Алексей принял Крещение, началась новая жизнь. Эта жизнь проходила в почти ежедневных посещениях храмов – иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость», где служил духовный отец, и ближайшего к дому храма Воскресения на улице Неждановой. Там произошла встреча с Григорием Алфеевым – будущим митрополитом Иларионом, которая стала очень важной в судьбе Алексея.

В престольный праздник Воскресения Словущего, когда в конце сентября на всенощной поются пасхальные песнопения, храм был переполнен людьми. В давке Алексей оказался вытолкнут на левый клирос, который располагался на приступке у западной стены четверика храма. «Ты что стоишь и молчишь – подпевай», – сказал кто-то из певчих. С того дня церковное пение стало делом жизни Алексея.

Главное влияние на формирование музыкального вкуса оказал хор нашего храма под управлением Николая Васильевича Матвеева. Творчество этого мастера, основанное на традиции и репертуаре Московского Синодального хора, стало для Алексея Пузакова краеугольным камнем и ориентиром в его дальнейшем церковно-музыкальном служении.

В восемнадцатилетнем возрасте его приняли на работу в должности чтеца и алтарника, а в девятнадцать лет по благословению почетного настоятеля Скорбященского храма архиепископа Киприана (Зернова), Алексей становится вторым после Матвеева регентом, управляя левым клиросом.

Далее был первый профессиональный церковный хор – архиерейский хор Виленской и Литовской епархии. В 1988 году, когда отмечалось 1000-летие Крещения Руси, Пузаков впервые принял участие в концерте духовной музыки в соборе Свято-Духова монастыря в Вильнюсе.

Первым московским храмом, где Пузаков руководил правым хором, стала церковь Воскресения на Ваганьковском кладбище, там произошла знаменательная встреча с протоиереем Николаем Соколовым. Затем он был регентом правого хора Николо-Кузнецкого храма.

В 1994 году Алексей Пузаков при поддержке настоятеля храма-музея святителя Николая в Толмачах протоиерея Николая Соколова и сотрудников Третьяковской галереи основал церковно-государственный хор при этом прославленном музее. Богослужения перед великой святыней – чудотворной Владимирской иконой Богоматери, концерты, записи, гастроли наполняли духовную и творческую жизнь до 2008 года.

В 2006 году Алексей Пузаков был удостоен почетного звания «Заслуженный артист России». Он также награжден церковными орденами преподобного Сергия Радонежского и святителя Иннокентия Московского.

Весной 2009 года, с назначением настоятелем храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» митрополита Илариона (Алфеева), началась работа по возрождению некогда знаменитого на всю Россию Московского Синодального хора. Алексей Пузаков возглавил новый коллектив, объединяющий 80 хористов и призванный стать ведущим профессиональным церковным хором России.

Источник: https://mossinodhor.ru/